ПОИСК ПУТИ: часть 2

ЗАПИСКИ  ПРОГРАММИСТА

Олег Жуленко – программист, многолетний прихожанин Воскресенского кафедрального собора г. Твери. За труды на благо Церкви награжден Архиерейскими грамотами, медалью святителя Симеона, первого епископа Тверского, орденом преподобного Андрея Рублева III степени.

По просьбе нашей газеты он рассказывает, как чувствует себя интеллигент в современной Церкви.

Сказать по совести, я не знаю, как пришел к вере.

Как пришел в Церковь – знаю. А к вере…

Продолжение. Начало в № 1 (февраль)

СТРОЙОТРЯДОВСКАЯ БРАТИЯ

Мне сложно говорить от лица своего поколения. Еще в студенческие годы, когда, в основном, сформировалось мое мироощущение и жизненные цели, я понимал, что вряд ли встречу единомышленников. Мое поколение – «стройотрядовская братия». Собираясь вместе, мы вели бесконечные разговоры и яростные споры «о жизни».

Поиски смысла и цели волновали и тех, кто, разделяя «генеральную линию партии», собирался встраиваться в «систему», и тех, кто не исключал возможности «пойти в кочегары». В годы перестройки, когда «система» стала рассыпаться, в интонациях первых появилась растерянность, а вторые заговорили о Боге. Те и другие искали опору. И старались не попасться на лживую приманку.

ПРИМАНКИ

Их в то время было несть числа. Проповедники всех оттенков кожи заполонили телеканалы, тесня наших чумако-кашпировских. Цитаты из «Нового Завета» перемешивались с рок-н-роллом и спиричуэлс. Мы слушали, пробовали слова на вкус, но не глотали. Не то!

А в Твери возобновлялась православная церковная жизнь. Как Господь привел нас в Свои храмы? Я не знаю – Он знает. Но кто раньше, кто позже, мы приходили к Нему и не умом, а чем-то глубинным понимали – то!

ЦЕРКОВНЫЙ ОСТАТОК

Может, так начался путь возврата к себе? Весь наш жизненный опыт, воспитание, пропитавшая нас русская литература, вся наша сущность радостно отзывалась на то, что мы видели, слышали, в чем участвовали. Так все началось.

Из примерно 30 человек нашей большой «универской» компании в сухом остатке: церковного народа – 3–4 человека, твердых атеистов – 2–3, «что-то там есть» – остальные.

ЛЮДИ В ХРАМЕ

Я не очень приметлив, но некоторых изменений просто невозможно не заметить. Если говорить о «воскресных» прихожанах, а сам я бываю в основном именно на воскресных службах, то стало больше мужчин. И на всенощном бдении, и на литургии. На мой взгляд, это в целом положительно сказывается на молитвенном настрое на службах. И, конечно, приход помолодел. А может, я постарел.

Но совершенно изменился церковный народ, собирающийся в праздники. И я имею в виду не только почти совершенное отсутствие пьяных подростков и не только подростков. Я о другом. О выражении лиц молящихся. Люди напряженно всматриваются в алтарное пространство. Они пришли не только за «здоровьицем». У них к Богу важное дело.

НА БЕРЕГАХ ИРТЫША

Я родился в Сибири. Это значительное (для меня) событие произошло почти 62 года тому назад. Я поздний ребенок в семье. Моим родителям было на тот момент уже далеко за 30. По образованию они оба ветеринарные врачи, но с момента моего появления на свет переехали в город и более не практиковали: мама преподавала и часто бывала в командировках «в области», отец, как и многие тогда, «жил» работой и на работе. Пятидневка еще была только в государственных планах и отца я либо не видел, либо видел спящим в воскресный день. Тогда мы с сестрой уходили со своими играми подальше. Это было не сложно – мы жили в частном доме в центре крупного города. Рядом с Иртышом. Но, увы, туда нас не пускали без взрослых.

«БОЖЕСТВЕННЫЙ ХЛЕБ»

Порядок в доме определялся и поддерживался моей бабушкой по отцу Лукией Андреевной – рослой и худощавой украинкой. По ее настоянию меня крестили в младенчестве. Мы с сестрой спали в одной комнатенке с бабушкой, слышали ее шепот у икон и под этот шепот засыпали. А в воскресенье со службы она приносила частицу «божественного хлеба» – кусочек просфоры. По правде сказать, когда в отпуск приезжал из Москвы ее младший сын и приносил мне с охоты подсохший ломтик ржаного хлеба – «заячий хлеб», я с таким же тихим благоговением принимал и его. То и другое было для меня хлебом иных миров – далеких и таинственных. Бабушка несколько раз водила нас с сестрой на службу.

Из детских «церковных» воспоминаний сохранилось чувство тепла, запах ладана и золотые звезды на синих куполах церкви. Как-то в разговоре со знакомой игуменьей вспомнились эти звезды на куполах. Мать-игумения настаивала, что купола были бирюзовыми. Я не возражал. В моем воспоминании они темно-синие.

МОИ УНИВЕРСИТЕТЫ

Мне было 10, когда наша семья перебралась в тогдашний Калинин. Бабушка помогала своему младшему сыну-москвичу воспитывать моего двоюродного брата. А у нас в доме ее больше не было. Не было засыпания под молитвенный шепот. Не было «божественного хлеба». А была школа. Потом был университет. Я по образованию математик. Не имея ни малейшего представления о профессии, поступил учиться, чтобы стать инженером-программистом. Представления не имел, а желание имел очень сильное. С 1978 года, исключая полтора года службы в рядах Советской Армии, и по настоящее время этим желанием и руководствуюсь. Программистом стать невозможно, но возможно им становиться. Как и христианином. Может, поэтому мне по душе и то, и другое.

МОЯ СЕМЬЯ

И да, я ощущаю себя счастливым человеком. Несмотря на то, что наша семья (не считая зверушек) меньше некуда – я и дочь, тем не менее, я не только счастливый отец, но и, по-прежнему, счастливый муж. Хотя в официальных документах пишу – вдовец. Сейчас особенно ясно понимаю, насколько щедрый, редкий и преходящий в вечность дар вручил мне Господь в лице моей почившей супруги.

КТО ЧТО НАШЕЛ В ЦЕРКВИ

Божией милостью каждый нашел то, что искал.

Попутно выяснилось, что все ищут разного. Кому-то хотелось вернуть прежнее «советское» ощущение – я живу так, как надо. Кому-то хотелось восстановить порванную «дней связующую нить» и восстановить родство с исторической Россией. Кто-то обрел единодушных себе братьев и сестер. Кто-то приобрел возможность учить и поучать. А кто-то понял, что здесь Тот, Кого он всегда искал среди людей.

 

IMG 3371 ц

Юбиляры

ДНИ РОЖДЕНИЯ В ИЮЛЕ 2018

16.07.1952 – протоиерей Геннадий Савостьянов, церковь Святой Троицы, настоятель, с. Поречье, Бежецкий район, Бежецкая епархия.

16.07.1972 – иеромонах Дорофей (Мохов), Крестовоздвиженская церковь, настоятель, с. Поводнево, Сонковский район, Бежецкая епархия.

16.07.1972 – иерей Олег Руденко, Христорождественский монастырь, г. Тверь.

19.07.1967 – иеромонах Нектарий (Андреев), Старицкий Успенский мужской монастырь, г. Старица.

21.07.1984 – иерей Евгений Салимов, собор в честь Вознесения Господня, г. Осташков.

27.07.1957 – архимандрит Амфилохий (Желябовский), благочинный 2-го Тверского округа, церковь Владимирской иконы Божией Матери, настоятель, г. Тверь.

ЮБИЛЕИ В ИЮЛЕ 2018 

28.07.1978 – 40 лет – протоиерей Сергий Домнин, Воскресенский кафедральный собор, г. Тверь

Домнин

31.07.1968 – 50 лет – иерей Алексий Брызгалов, Спасский кафедральный собор, г. Бежецк, Бежецкая епархия

Алексий БРЫЗГАЛОВ

Духовенство Тверской епархии

Контактная информация Ржевской епархии

Духовенство Бежецкой епархии

Свежий номер